Дмитрий Соснов — поэт, родился в 1973 году в Омске. Окончил юридический факультет ОмГУ. Первая публикация состоялась в газете «Омский университет» (ОмГУ). Стихи печатались в альманахах «Иртыш», «Складчина», в журналах «Омская Муза», «Пилигрим», «Виктория», «Точка зрения», «Тарские ворота», «Иртыш-Омь», «Литературный ковчег». Автор девяти книг стихов. В 1998-99 годах возглавлял независимое ЛИТО ОмГУ, работал редактором-организатором журнала «Пилигрим». Член редколлегии альманаха «Менестрель».

МОЕ ПОДНЕБЕСЬЕ


Стихотворения


***


Выпит обычный вечерний чай.

В точку вливается взгляд –

Душа уходит в стремительный чарт

«Земля – Космос – Земля».


Сердце, как будто автопилот,

Знает оба пути –

Трассу любимых давно высот

И к дому ведущий пунктир.


Священнообители душу ждут,

Открыв дорогие врата.

За ними – ответы на тысячи дум –

Прозрения чистота.


Фонтаны торжественного огня

Являют душе первосуть,

Сжигая пустые хлопоты дня

И прочий бытоабсурд.


И тем приближают важнейший день –

Души возвращенье домой,

Когда результаты обыденных дел

Полетам крикнут: «Отбой!»


Но справедливы чаши весов –

К Богу идти да идти…

Но каждым касаньем заветных высот

Срезается время пути.


Однако пора возвращаться назад.

Планирую плавно вниз –

Созвездия все отсверкали в глазах

Под нежный пространственный свист.


И вот на столе – снова свежий чай.

В книгу втыкается взгляд.

Душа завершила сегодняшний чарт

«Земля – Космос – Земля».


***


Ты знаешь, мне не страшно падать,

Ведь я – в подпитии – забыл,

Как улететь сумел из Ада

На паре белоснежных крыл.


Мне сам Архангел Всемогущий

Великий Воин Михаил,

Презрев гадания на гуще,

Такое чудо подарил.


А нынче вдруг, когда приперла

Твоя рецензия к столбу

Позора –

Я, напрягши горло,

Молитвой выломил табу,


Какое выставил рассудок:

«Мол, тут нельзя взлететь никак!»

Что знает пьяный полудурок,

Не знает трезвенник-дурак.


Короче, выйдя в снегопадный

Небитый дворником простор,

Я крикнул: – Эх-м! – весьма нескладно

И крылья эти распростер.


И взмыл в крутое поднебесье,

Откуда наземь снег валил,

И стал торжественен и весел,

Как излеченный инвалид.


И то сказать – уж коль свалиться

Сумел-таки в глазах твоих,

Сумею и восстановиться,

Явив такой крылатый стих!


Штангист


Штангист окунает ладони в тальк,

Бинтами стягивает сухожилия…

Вес – это пойманный в диски металл,

Упругий, как воля толстовского Жилина.

А штанги ось – как земная ось,

Готова полюсами дирижировать.

На одном – неудачи и злость,

Другой умеет успех тиражировать.

Пальцы в спокойствие прячут сталь

Теоремой захвата, и сразу

Воля, в уме досчитав до ста,

В однобуквенной слышится фразе:

«А-а-а!» –

Не просто сигнальный крик,

В нем заложено суперточно:

«Ты сейчас победишь, старик,

Синтезом восклицательных точек!»

Мышцы, как сотни гитарных струн,

Дают чистейший аккорд напряженья –

Победа! И зала галдящий фрунт

В историю вносит твое достиженье.

Десять кратких победных секунд

Сотканы годами труда единого.

Постоянство – могучий культ

Духа, глазами неуловимого.

Всякий раз, побеждая вес

Событий жизни траурно-мглистых,

Сердце вспыхнет любовью небес,

Наполнив руки силой штангиста.


***


Пью бюджетный коньяк, да и спирт иногда внебюджетный,

Так свободу души сохраняя от мира всегда.

Не носить бриллиантов на запонках в белых манжетах –

Я опять по деньгам наношу алкогольный удар.


Пусть взметнется душа с голубями в полетном дуэте!

Я забуду обиды, проклятья и прочую дрянь.

Я люблю почудить, и чудачества добрые эти

Говорят доброхотам – «Подалее каждый отстань!»


Я люблю вольный ветер явившихся в полночь мне мыслей,

А иначе никчемность письма схомутает уздой.

Рифма грянет – то будет в читателя снайперский выстрел,

Что пробьет все преграды, рожденные прежде судьбой.


«…Это знает свобода!» Так прежде воспел это Летов.

Дай, Творец, поработать мне здесь, а потом – в небесах.

Я люблю торжество негасимого Божьего Света,

Что порой у себя наблюдаю в нескучных глазах.


Так пылай, торжество, не погасни и не закручинься!

Жизнь люблю и ценю всей душой созиданья азарт.

…Скоро залп «сорок восемь» взгрохочет – в декабрьские числа.

Я – живой. Крик «вперед!» не позволит отпрыгнуть назад.


***


Покосившийся старый тополь,

На заборе уснувшая вязь…

Время подведенья итогов –

Время с жизнью упрочить связь.


Точно с печки старой известка,

Осыпаются глупость и дурь.

Начинаю разменивать версты –

Вдоль по новой дороге иду,


Убеленный уже и спокойный,

Точно степь в первопутный снежок.

Что мне прошлого казус какой-то,

Коли так на душе хорошо.


Хорошо, хорошо – и безгрешно.

Все смурное осталось в былом.

И в грядущее смело, без спешки,

Я иду, будто в бабушкин дом.


Вот финал – нелюбовью усталость

Мной оставлена там, где была,

А грядущего мудрая статность

Предо мною – как небо, светла.

Made on
Tilda